Burger v2
Екатеринбург
Художественная литература

Выберите вознаграждение

Новость №3
15 июля

Новость №2
11 июля

Милые мои читатели и спонсоры! Родился новый юмористический рассказ про удивительных личностей, которых мы можем не заметить, хоть они и совсем рядом. Про наших соседей: https://www.proza.ru/2019/07/10/1160

СОСЕДКИ

Маша, миловидная, но полноватая женщина лет тридцати пяти, топталась перед дверью соседки. «Вдруг она не поймет? Или откажет мне в пустяковой просьбе? Стучать или нет? Может это не в её традициях?».

Когда Маша с мужем, тремя детьми, кошкой и собакой жили в другом доме, в многоэтажке «Морская Жемчужина»- народ называет такие дома «муравейники» - на одном этаже было около десятка квартир. Свежевыстроенный дом считался «хорошего среднего класса», поэтому никто ни с кем на площадке не общался. И даже не здоровался. Каждый житель «Морской Жемчужины» демонстрировал всем свою независимость и состоятельность. А зачем досаждать соседям, которых ты себе не выбирал? У каждого свой мир, своё пространство отдыха. И не надо лезть и навязываться.

Долго в этой многоэтажке они не протянули. Во-первых, слышимость. Шум водопада туалетных комнат, храп, стоны возбужденных женщин, треск кофемолки и лай соседских собак сводили соседей с ума.

– Женщина, я когда-нибудь убью вашего пса, – сказал сосед, живший над Машиной квартирой.

Во-вторых, грязь. Несмотря на прекрасную работу управляющей компании по посадке и поливу цветов во дворе на окнах постоянно оседали слои уличной пыли. А что удивительного? Ведь в среднем у каждого жителя, проживающего в этих «муравейниках» было как минимум по одной машине! Но самое главное - третье. А третьим аргументом в пользу переезда было то, что за эти же деньги неподалеку от городского парка в тихом микрорайоне сталинских малоэтажек продавалась квартира в два раза большей площади. У строения не было модного названия, а на стене только была прибита скромная табличка «Профессорская 43-а».

Маша, вместе со своим мужем и тремя ребятишками, собакой и кошкой, переехала в этот старый, добродушный дом совсем недавно. Лифт отсутствовал, на каждой лестничной клетке было три двери. Большим бонусом этого жилища оказался глубокий абсолютно сухой повал, разделенный на отсеки, где можно было держать, что угодно. В сундуках, оставленных от бывших хозяев квартиры, прекрасно хранились газеты и журналы пятидесятых годов.

Маше понравилась полнометражная квартира на четвертом этаже с самого первого взгляда. Высокие потолки с лепниной, французские полукруглые окна в пол напоминали ей дворец из детских сказок. Покупательницу совершенно не смущали два больших пятна на потолке от промочки крыши и стены, покрывшиеся плотным слоем пыли. Ведь этот «наш замок», так его называла Маша, ждал новых хозяев около года.

На месяц раньше в соседнюю квартиру въехала семья с двумя детьми. Хозяек этих двух квартир объединяли несколько обстоятельств. Во-первых, у каждой из них был второй брак, во-вторых, старшие дочери заканчивали школу и подружились с самого первого дня, в-третьих, малыши тоже были примерно одного садовского возраста. Однако мамы уже несколько месяцев не решались на контакт друг с другом.

Маша, одетая в малиновый халат, нервно крутя пустой стакан, робко позвонила и нажала кнопку звонка.

– Кто? – послышался за дверью резкий женский голос.

– Соседка, Мария.

– А… Погодите немного. – из-за двери послышался грохот и треск, – у нас ремонт.

Маша сделала два шага назад. Дверь скрипнула, щеколда звякнула и в дверях показалась грузная фигура женщины. У нее были густые черные волосы, забранные в пучок. Точно определить возраст было невозможно. Располневшей девушке-подростку тоже можно случайно дать пятьдесят. Несмотря на свою большую фигуру, она легко нагибалась и ловко лазала по лестницам.

– Ой, я тут карнизы прикручивала, вчера шторы купила. Считаю, что уют должен начинаться со штор. Остальное – второстепенно!

Маша удивленно поглядела вверх.

– Так это… А мужики на что?

– Где мужики-то? Светик ещё маленький, а Милка вон с парнем гулять утянулась… Мужа на прошлой неделе выгнала. Сидит дома, кредиты берет, а я плати!? Сыном не занимается. Чуть что орет то на мою Милку, то на мелкого. Нафиг он нам такой сдался?! А карнизы я и сама приколочу!

Маша в знак согласия покивала головой и заглянула в квартиру. Ремонт был в самом разгаре. Стены поломаны, обои оторваны, вдоль коридора лежали груды строительного материала.

– Да Вы не смотрите! Я тут потихонечку все разберу. Каждый день что-то помаленьку делаю. Вода камень точит. Главное, не сидеть сложа руки. Я вот неделями ждала, когда у мужа энтузиазм проснется, а он так и не пробудился. Да, ничего! Всё получится! Мы женщины всё можем, правда? – вытирая пот со лба, сказала соседка. – А Вам муж-то помогает?

– Ой, да ничего, не жалуюсь, - робко сказала Маша. – А как Вас звать? Давайте ознакомимся. Я – Маша.

– Очень приятно. У меня простое имя, легко запомнить – Яна. Я – последняя буква в алфавите, как говорила моя мама. Ну и жара в это лето! Зато ремонтом хорошо заниматься! Сохнет все махом! А Вы что зашли-то, что-то хотели?

– Я, я….забыла совсем. А! Да! Соль хотела взаймы попросить. Малыши заснули, а в магазин бежать боюсь. Вот, думаю, загляну к Вам. Может выручите?

– Обычной или йодированной?

– Не знаю… Когда выбор есть, трудно остановиться…

– Значит йодированной, - стуча дверцами кухонных шкафчиков проговорила Яна. – Просто некоторым нужно пищу с йодом, а некоторым наоборот. Если люди щитовидкой маются. У Вас-то, наверное, всё нормально, это не то, что у меня… Весь букет болячек… На той неделе операцию сделали.

– Да? А какую? – всплеснув руками сочувственно произнесла Маша.

– Ничего, не важно, все пройдет…

– И Вы тут после операции под потолками ползаете?

– А почему ещё «вы»? Давай на «ты», уговор?

– Хорошо, как-то не удобно еще.

– Не удобно, это когда твои дети на соседа похожи, а соседа-то теперь у тебя и нет…

Женщины захихикали.

– Да уж, мне и своих хватит. Этих бы поднять.

Маша взяв из руки Яны полный стакан соли медленно пошагала к выходу.

– Маша, а ты кем работаешь? Не сидишь в декрете? Милка тебя в школе видела, ты им какие-то вопросы задавала…

– Так, разное. Психолог-социолог, преподаватель. Работу работаю везде, где платят. А в нашей школе профориентировала девятиклашек, помогала выбрать профессию. Яночка, спасибо, что выручила с солью! Теперь будем общаться! А соль я тебе обязательно верну! – Маше не очень хотелось выворачивать душу соседке, мало ли, что она за человек.

– Нет, глупости, возвращать соль не нужно –плохая примета. Взяла и хорошо.

– Доброго вечера! Аккуратнее там на стремянках!

Как ни странно, но со своими соседями мы видимся и общаемся куда реже, чем коллегами по работе или родственниками. Вот и Маша с Яной не виделись и не общались несколько месяцев. Этой осенью Маша взялась за себя. Пошла на фитнесс, начала интенсивно заниматься, сбросила килограмм восемь. Постройнела, похорошела. И вот однажды возвращаясь с очередной тренировки встретила на лестнице соседку. Та еле-еле шла, переставляя ноги со ступеньки на ступеньку. На ее спине была огромная черная сумка метра два в длину.

Маша, цокая каблучками, догнала соседку.

– Яночка, ты откуда? Что тащишь? Тебе помочь?

– Ничего! Я уж привыкла! Пять тренировок в неделю- это не шутка!

– У тебя?!

– Нет, у Святослава. Он теперь хоккеист, вратарь!

– Ух, ты! Вот молодцы! И ты, и пацан! А, главное, мама! И ты, Яночка, теперь такой бурдюк таскаешь туда-сюда?

– Не беда! Главное нам нормально тренироваться, чтобы в Эн-Ха-Эл попасть!

– Слушай, так хоккей же довольно дорогой вид спорта! Так?

– Что есть, то есть, - продолжая тихонько подниматься вверх по ступенькам проговорила Яна. – Форму купи, коньки наточи, тренировки, растяжки для вратарей тоже отдельных денег стоят, подкатки, соревнования…. Но Святику нравится. Где он еще на настоящих мужиков посмотрит? Где опыта наберется? Потом у него столько энергии! Весь дом бы от безделья перевернул! Хоккей для нас просто спасение!

– Яна, я тебе хотела предложить со мной походить в центр комплексного оздоровления и похудения. Это круто! Я уже отходила два месяца, была на последней тренировке и ещё хочу! Там такие тренажеры, личные тренера, диетологи, психологи! Знаешь, когда за тебя и твою стройность борется команда специалистов, результат будет обязательно!

– Маш, я мечтаю, конечно, о стройной фигуре, но пока финансы не позволяют. Ремонт, тренировки, маму себе привезла. Милка новый мобильник себе выпрашивает… Где ещё денег взять? Вот решила освоить новую профессию риелтора. Ночью администратором в клубе работаю, а днём, пока Светик в садике учусь…

– Молодец! Понимаю… Яночка, прости за предложение. Ладненько, я побежала, а то мои малыши там с бабушкой сидят. Её отпускать надо.. – Маша прикоснулась к полной Яниной руке в знак поддержки. Правда искренне считала, что так женщине запускать свое тело совершенно недопустимо.

Маше, конечно, было в жизни полегче. Главным добытчиком и кормильцем был её муж. Однако она тоже старалась как могла. Брала подработки, проекты, тренинги, исследования. Даже занялась рукоделием. Она делала удивительной красоты брошки из бусинок. А все началось с малого. Сначала подарочки подружкам на дни рождения, потом подружкам подружек, и пошло. Арендовала полочку в магазине товаров ручной работы. Слава рукодельницы мало по малу росла. Да и деньги какие-никакие появились. А в предновогодние деньки Мария получила приглашение провести мастер-классы по брошкам в большом развлекательном центре города в рамках фестиваля-ярмарки «Семейное счастье».

Маша готовилась в этому событию тщательно. Закупила бусинки, прозрачные баночки, наряды всем своим ребятишкам и приехала на ярмарку в полном ощущении праздника. Съехались лучшие мастерицы города, разложили свои изделия, пахло елками и пряниками. Кроме прочего, Машин круглый столик был размещен рядом со сценой, где выступали самые знаменитые коллективы города. Играла музыка, восторженно гикали зрители.

Нашу искусницу наполняла гордость. Теперь она учительница социологии признана городом как лучшая мастерица украшений! Её изделия не только покупаются, но и выстроилась целая очередь желающих на участие в мастер-классах!

Около Машиного столика стояли и артисты, готовящиеся к выходу на сцену. Они охотно общались, восторгались красотой изделий, примеряли их на себя.

– Я сейчас станцую и куплю у Вас эти два ожерелья. Приберегите их для меня. Хорошо? – сказала известная звезда поп-музыки Лана, прикладывая к груди Машины изделия.

Фотографы и видеооператоры начинали свой обход участниц фестиваля именно с мастер-класса по украшениям. Маша сияла и охотно давала интервью. Её дети позировали и веселились. Маша чувствовала себя центром внимания и почти летала, но вдруг её окликнул знакомый резковатый женский голос.

– Маша! Вот так сюрприз! Я и не знала, что ты такая крутая мастерица!

К её столику подошли три артистки в ярких русских сарафанах и расшитых стразами кокошниках. На плечах танцовщицы несли расписанные хохломой коромысла. Это пыли пышные, но очень красивые женщины с идеальным макияжем и сногсшибательными нарядами. Их как больших кукол хотелось трогать и разглядывать. Одна из них самая яркая чернобровая красавица продолжала разговаривать с Машей, которая от изумления потеряла дар речи.

– Мы сейчас выступаем. Тебе не трудно снять нас на видео?

– Ага, конечно, - промямлила Маша, так и не поняв откуда эта звезда может быть ей знакома. Бывшая студентка? Заказчица? Дальняя родственница? Мозг ответ не давал.

Голос ведущего выразительно объявил номер.

– Всем обожателем настоящей русской красоты, от которой иностранцы сходят с ума! Шоу-балет толстушек «Ягодки»! Встречайте! У Вас поднимется все… и не только настроение!

Красотки с коромыслами поплыли на сцену. Потерявшая от изумления всякий рассудок, Маша так и осталась сидеть на стуле. Младшая дочка потянула её за руку.

– Мама, ты чего сидишь? Тебя же тетя Яна попросила снять танец!

– А? Что? Точно!

Мария вскочила как ошпаренная. Хорошо, что музыку включили не сразу. Была какая-то техническая заминка. Артистки уже стояли на краю сцены.

Маша успела настроить телефон на съемку. Заиграла русская кадриль.

«Когда-то россияне

Ванюши, Тани, Мани,

Танцуя на гулянье,

Открыли новый стиль.

Штиблеты и сапожки

Под русские гармошки,

Под бересту и ложки

Прославили кадриль…»

Три грации двигались настолько выразительно, легко и маняще сексуально, что притянули к себе всю толпу проходящих мимо посетителей торгового центра. Сцену облепили со всех сторон. В сознании простого человека совершенно не укладывается возможность полной женщине выделяться, а тем более в танце демонстрировать красоту движений своего тела. А зря! Все эти три пышных танцовщицы были совершенны!

Маша взвизгивала от переизбытка эмоций. В её сознании никак не могли склеиться два образа: уставшей от жизни грузной соседки и этой грациозной, гибкой, пышущей энергетикой русской красавицы! А какая идея! Не страдать от лишних килограммов, а начать зарабатывать на своём уникальном образе! Ай да, Яна, ай да, умница! Маша отбила бы себе все ладошки, если бы не держала в руках телефон.

– Браво! Браво! Бис! – орали дети и взрослые.

Музыка закончилась. Пышных красоток засыпали цветами, а потом облепили желающие с ними сфотографироваться.

Маша чуть не заплакала от восторга. Ей так хотелось пробиться сквозь толпу, обнять Яну, сказать много хорошего, но подойти к звезде не было никакой возможности. Поток поклонников крепким кольцом обхватил танцовщиц.

С тех пор соседская дружба Яны и Маши стала ещё крепче. Ребятишки играли, не закрывая двери квартир, а мамы, объединив творческие усилия стали зарабатывать приличные деньги в шоу-бизнесе не только города, но и страны.

Новость №1
03 июля

Уважаемые читатели и спонсоры! Ура! У нас уже собрано 10 100 рублей от 12 спонсоров! Моя муза не дремлет и будит ночью с завидной регулярностью. Для ВАС родился на СВЕТ новый иронический, любовный рассказ ""РОБКАЯ ЗВЕЗДА". Приятного чтения!

РОБКАЯ ЗВЕЗДА

Две закадычных подружки-одноклассницы сидели на кухне и пили чай. Активная и решительная Марина отрезала себе третий кусочек торта, особенно не беспокоясь о родственниках именинницы. С детства она отличалась хорошим аппетитом и жизнелюбием.

– А правда, Настюш, классный тортик я тебе принесла?

– Славненький, спасибо. Обожаю «птичье молоко».

– Слушай, если честно, - облизывая пальчики, сказала Марина, - его мне сегодня Гаврюша передал. Он стесняется напрямую тебе оказывать знаки внимания.

– Ой, не говори мне про этого мямлю. Терпеть его не могу, зануду! И торт этот противный есть не хочу! – неожиданно сбросив улыбку с лица, сказала всегда сдержанная в эмоциях Настюша. Она была элегантной, умной, прилежной ученицей, правда несколько замкнутой, общалась только с избранными. В этот узкий круг самых-самых попала солнечная Марина, чему была очень рада. Им было хорошо и весело вдвоем проводить время. Одна заводила, болтушка, а вторая - милая и сдержанная.

– Ну, Настя, он так смотрит на тебя. Пытается ухаживать. Не отталкивай его! Все мальчики в нашем возрасте смешные и неловкие. Ты же не знаешь каким он вырастет? Мама говорит, что хороших, умных мужиков разбирают еще щенками…

– Так, Марина, ты о другом можешь в мой день рождения поговорить? Только о Гаврюше? Помнишь его маму, «хоровичку»? Как она при всех говорила: «Гаврюшенька, поправь бабочку, она у тебя набок съехала!» Фу! А его прилизанные волосы? Он их гелем мажет или вообще не моет? Зачем они с Мишкой перед нами сели? Меня раздражать?

Марина смотрела на недовольную подругу, на её милый сморщенный от негодования носик и веселилась. Поднеся очередной кусочек торта ко рту, она сказала.

– А тортик такой вкусный-превкусный! Знаешь, мне кажется, когда он на тебя смотрит, говорит с тобой, то его аж потрясывает от волнения…

– Еще хуже! Марина, ты меня взбесить хочешь? А? Может, ты его агент? Он тебя подговорил? Может, ты мне и не подруга вовсе? – Настя вскочила кинула на стол чайную ложечку. Она отскочила от фарфоровой чашечки, потом с грохотом улетела на паркет.

Марина подняла с пола ложку.

– Да ты чего! С ума сошла! Просто пацан хороший, умный, жалко мне его стало…

Настя подошла к Марине и начала её трясти за плечи.

– Скажи, ты теперь с ним заодно? Так? Он тебя попросил, да? Отвечай!

– Да ты что! Я…я… Могу доказать обратное! Хочешь, я отведу от тебя этого «химика-заучку» раз и навсегда!

– Это как? – отрезая себе кусочек торта спросила кареглазая красавица Настюша.

– Я придумала! Что не сделаешь для любимой подруги!

– И что же? Расскажи! В чем идея?

– Я думаю, что Гаврюше нужно влюбиться или переключиться на другую. Давай я позвоню ему с неизвестного номера и признаюсь в любви. Ему, как любому парю, это будет приятно. Он станет думать, гадать и постепенно забудет о тебе. Как идея?

– Глупость, конечно! Почему ты так уверена, что он меня забудет?

– Ну, хоть переключится маленько…

– А духа у тебя хватит в любви признаться?

– Знаешь, это трудно, когда любишь по-настоящему, а когда так…Не страшно!

– Марина, а если он тебя узнает?

– Говорят, если на трубку положить платочек, то голос изменится. Где твой старый телефон, тот помнишь, что мы нашли? Платочек у меня есть, вот. Давай, я готова.

Настя, открыв комод, быстро передала старенький аппарат подруге. Марина, прокашлявшись, прикрыла платочком трубку телефона, набрала номер «прилипалы».

– Алло! Гавриил, это ты? - с наигранным придыханием в голосе начала свой разговор азартная Марина.

– Кто это? – сухо ответил парень.

– Это неважно! – нежно и нараспев продолжила Марина. - Я давно тебе хотела сказать, но не решалась…Гавриил… я люблю тебя!

Дальше слушать реакцию парня не было никакой возможности! Марина бросила трубку и подружки расхохотались. Вечер прошел быстро и весело. Они то и дело вспоминали про это телефонное признание.

На следующий день обе - как ни в чем не бывало - пришли в школу и как всегда сели вместе.

Перед ними сидел Гавриил со своим другим Мишей. Вдруг посреди урока Гаврюша повернулся и, глядя прямо в глаза Марине, сказал.

– Марина! Скажи, что это было такое? Зачем ты позвонила? Это же неправда?

Маринка широко раскрыла глаза, вся покраснела и сказала в ответ.

– Что ты, Гавриил! Я тебе вчера не звонила! Я даже твоего номера не знаю. Ты что-то перепутал….

– Да? – наивно спросил доверчивый скромняга. Потом он вжал голову в плечи, отвернулся и начал решать свои любимые задачки по химии.

– Я же говорила, что глупая была шутка, - прошипела Настя соседке по парте.

– М-да…- тихо ответила Марина, которой было очень неловко и стыдно от такого быстрого разоблачения.

С тех пор прошло много-много лет. Наши девочки вышли замуж, стали мамами и уже забыли про свою юность и романтические ухаживания.

И вот однажды они решили погрузиться в мир классической музыки – говорят это очень полезно для здоровья и нервной системы – и сходить на концерт в филармонию, где выступали гастролирующие оперные певцы.

Вдруг посреди концерта ведущий объявляет лауреата международных конкурсов, солиста оперного театра Санкт-Петербурга…Гавриила Козлова!

Марина вздрогнула и получше настроила бинокль. На сцену вышел высокий статный – совсем не сутулый - крепкий мужчина лет сорока в роскошном сюртуке и начал исполнять известные русские романсы. Казалось, что каждое слово артиста попадало прямо в сердце Марины: «Не уходи, побудь со мною, здесь так отрадно, так светло. Я поцелуями покрою

Уста и очи, и чело…». Его голос струился по рядам обволакивая, успокаивая, унося в грезы и мечты женщин в зале… Все зрители погрузились в эротическую сказку своего воображения. Это был полный катарсис!

Когда исполнитель пропел строчки «Тебя я лаской огневою

и обожгу, и утомлю» Настя шепнула Марине.

– Слушай, как здорово и емко можно простыми русскими словами сказать о любви и настоящем сексе!

– Да, Настюша, замечательный певец! Какой бархатный баритон!

Зал наполнился громом аплодисментов. Подруги, как и многие активные дамы, встали и кричали «Браво!».

Когда Гавриил Козлов настраивался петь, то его фигура вытягивалась, грудь вздымалась, и он выглядел как король сцены. Движения были плавные, уверенные, но как только песня заканчивалась, и нужно было зайти за кулисы, он резко сутулился, вжимал голову в плечи и широкими шагами, смешно размахивая руками, уходил со сцены. Именно эта походка и выдала его внимательной Марине.

– Наська! Слушай! Так это же он! Господи, почему я сразу-то не поняла? – подпрыгнула в своем мягком позолоченном кресле уже не молодая, но эффектная женщина.

– Да кто он? – недоуменно спросила Настя. Она тоже была по-своему хороша и выглядела из-за своей идеальной стройной фигуры значительно моложе своих лет.

– Ну, этот твой школьный ухажер, Гаврюша! И фамилия его вот написана – Козлов!

– Да ну! Он же на химфак поступал?

– Ну и что! Потом, видимо, в певцы пошел…

– Ерунда, такого не бывает…Да и не похож он на того маменькина сыночка. Брутал! Все тетки с ума сошли от его голоса! Люди так не меняются…

Марина не стала дальше спорить с подругой, а просто решила разузнать правду. В антракте она расспросила соседок по залу про артиста. Все только выражали восхищение и говорили, что он лауреат массы конкурсов и столичная звезда.

Но Марина не сдавалась. Этой же ночью, уложив семью спать, она метнулась к компьютеру. Интернет поможет! Она долго лазила по социальным сетям – на ловца и зверь бежит – и в два часа ночи заметила, что Гавриил Козлов тоже не спит. Она решила рискнуть и написала «в лоб».

– Гаврюша, это ты или не ты?

– Я или не я? Я, конечно!

– Ты узнал меня?

– Сразу и уже давно! Наблюдаю, как росла Марина Чусовая – звезда радиожурналистики!

– Ой! Как приятно! А ты как из химиков в певцы попал?

– Честно говоря, случайно …

– Ну, не тяни…

– На пятом курсе я сильно заболел, кашлял. Поставили астму. Думал сдохну совсем. Потом моя мама предложила петь, мне было тогда все равно, лишь бы жить без этих жутких приступов. Ты помнишь мою маму?

– Конечно! Как можно забыть эту красивую женщину, которая вела наш школьный хор? И что было дальше?

– Через неохоту я начал петь. Никогда не относился к маминым занятиям серьезно, химия – вот настоящее дело! Сначала я научился правильно дышать, дышать всем телом. Как говорил Шаляпин - «пятками», а потом действительно регулярными занятиями удалось сдерживать приступы астмы. Я вдруг полюбил пение всей душой! Все, кто меня слышал в это время удивлялись силе и звучанию моего баритона, но о художественности исполнения, владении красками интонации тогда и говорить не приходилось. Нужно было учиться и учиться… И мне этого очень захотелось. Понять и постичь…Закончил консерваторию, уехал в столицу, занимался даже у легендарной Галины Вишневской. Светлая ей память. Она и сделала из меня оперного певца.

– Вот здорово! Трудно было?

– Конечно! Но включился какой-то драйв, азарт. Потом пение – это не просто развлечение или работа. Пение – это для меня здоровье, успокоение, эмоциональный взрыв, семейное счастье, деньги. Пение дало мне возможность побороть робость и понравиться женщинам. Если бы не пение, не было бы у меня сына и дочурки. Пение - вся моя жизнь! Я счастлив на сцене. Люблю проживать свою песню, каждую фразу, каждую интонацию. Люблю играть и баловаться! Дурить в нашей интеллигентной культурной семье не разрешалось, а на сцене можно всё!

– Гавриил, я просто потрясена опытом твоей жизни! Кто мог подумать, что в двадцать два года можно начать заниматься вокалом и стать всемирно известным оперным певцом!

– Зато я со своим вредным, дотошным характером перессорился со всеми режиссерами и остался один без театра на вольных хлебах. Им там нужны не артисты, а рабы. У певца в опере не должно быть мозгов, собственного взгляда на роль! Артисты не имеют право думать и критиковать! Режиссерам нужны только красиво поющие обезьяны!

Марина сидела в полной темноте, завернувшись в одеяло, и писала, писала, писала. Она давала советы, делилась контактами и предложила написать статью и сделать радиоэфир. Ей так искренне хотелось помочь этому великому, но скромному человеку, которого так беспричинно обидела в юности.

Гавриил закончил переписку фразой «Передавай привет Настеньке! Счастлив, что она видела мой концерт! Я назвал дочку её именем...»

Марина поняла, что он пронес через годы свою школьную любовь, и никакие препятствия и трудности жизни не перечеркнули его светлое юношеское чувство.