Международный краудфандинг запустился!
Получи поддержку со всего мира!
Начать

Мировой кризис 2008-2009 гг.: преодоление и противоядие

Здесь есть инструментарий, как избежать потерь... More
Здесь есть инструментарий, как избежать потерь...

Choose reward

Новость №55
16 July

Автор проекта Б.Г. Румянцев очень точно описал, где и как начался экономический мировой кризис 2008-2009 гг. Он начался в США. А потому эксперты пристально следят за развитием экономической ситуации в этой стране. Так что же, посмотрим и мы, что сейчас происходит в самой мощной и большой экономике мира. И сделаем выводы...

Рост государственного долга США приближает новый мировой кризис. Об этом в комментарии Федеральному агентству новостей рассказал эксперт фонда «Народная дипломатия», представитель экспертно-аналитического клуба «Будущее сегодня» Сергей Простаков. Столкновение с дефолтом Соединенные Штаты могут столкнуться с дефолтом уже в начале сентября из-за слишком низких налоговых поступлений. Об этом сообщает Bloomberg, ссылаясь на доклад Центра двухпартийной политики (BPC).

По мнению американских аналитиков, Соединенные Штаты могут превысить лимит государственного долга уже в начале сентября текущего года, если конгресс не примет решение по его повышению. При этом ранее специалисты предсказывали, что Штаты превысят эту отметку только в октябре – ноябре 2019 года. Причина угрозы дефолта в том, что налоговые поступления, выросшие лишь на 3% по сравнению с прошлым годом вместо предполагаемых ранее 6%, стали слишком маленькими. Более того, нижняя палата американского парламента 26 июля уходит в отпуск, а вопрос повышения лимита государственного долга еще не поднимался. По словам руководителя отдела экономической политики BPC Шай Акабас, правительство не должно уходить в отпуск, пока не примет соответствующее решение о государственном долге. В противном случае Соединенные Штаты не обеспечат исполнение своих кредитных обязательств.

Признак глобальных проблем

США не в первый раз сталкиваются с подобной ситуацией, и, очевидно, выход из нее будет таким же, что и в предыдущих случаях. Конгресс в очередной раз повысит лимит государственного долга, и о нем американцы вспомнят лишь тогда, когда он снова превысит установленное пороговое значение. «Несмотря на то, что подобные случаи стали почти обычными и кажутся лишь «бумажной» проблемой, они являются не только поводом для обострения внутриполитической борьбы, но и признаками глобальных проблем. Проблема госдолга была одной из тем, которые Трамп активно использовал в предвыборной кампании. И любые проблемы в экономике, оживлением которой американский президент был занят весь свой срок правления, могут стать аргументами для его политических противников перед очередными президентскими выборами», — пояснил эксперт Сергей Простаков.

По мнению эксперта, для глобальной экономики опасны санкционные войны, развязанные Вашингтоном. Геополитическая нестабильность в той или иной степени приближает мировой кризис. И рост государственного долга США — это лишь один из признаков его приближения. «При этом следует учитывать, что опасность он несет не только социально-экономическую. В США не раз решали свои проблемы за счет остального мира, развязывая в различных его регионах масштабные конфликты. Поэтому проблемы с американским госдолгом могут стать если не сейчас, то в не самом отдаленном будущем плохой новостью для остального мира», — заключил Сергей Простаков. На сегодняшний день объем госдолга Соединенных Штатов составляет около 22 триллиона долларов. Как пишет «Газета.ру», его уровень может вырасти до 117% от ВВП страны уже к 2023 году.

Аналитический Центр двухпартийной политики предсказал США дефолт из-за не оправдывающих ожидания налоговых поступлений. Накануне американский Центр двухпартийной политики, придерживающийся центристской ориентации, опубликовал доклад, согласно которому США могут столкнуться с дефолтом уже в сентябре. Эксперты утверждают, что кризисная ситуация складывается из-за более низких, чем ожидалось, налоговых поступлений в бюджет. Согласно прогнозам, в первой половине сентября «федеральное правительство больше не сможет платить по счетам полностью и своевременно». Аналитики подчеркивают, что Белый дом должен активизировать переговоры с Конгрессом о повышении потолка государственного долга. Отмечается, что налоговые поступления в американский бюджет увеличились всего на 2–3% вместо ожидаемых 5–6%.

В мае нынешнего года аналитики предрекали, что дефолт может произойти в октябре. «Новый анализ выявил опасное развитие событий, которое нельзя игнорировать. Участники переговоров по бюджету должны знать, что время истекает. Единственный способ исключить возможность дефолта в этом году — повышение потолка госдолга в ближайшие недели», — заявил Шай Акабас, курирующий вопросы экономической политики в Центре. По данным Бюджетного управления Конгресса США, за первые девять месяцев финансового года, который начался в Соединенных Штатах 1 октября 2018-го, дефицит бюджета достиг 746 млрд долларов и может превысить один триллион к началу октября года нынешнего. Уровень доходов при этом вырос на 69 млрд долларов по сравнению с прошлогодними показателями, а расходы увеличились на 208 млрд. На сегодняшний день объем госдолга США составляет около 22 трлн долларов. Как пишет «Газета.ру», его уровень может вырасти до 117% от ВВП страны уже к 2023 году.

Резюмируем: людям, принимающим решения в других странах, надо бы не только обсуждать на своих встречах в верхах политические проблемы, но и вглядеться в экономические проблемы как в своих странах, так и в локомотиве экономики мира США. А локомотив-то буксует!!!!!!

Новость №54
16 July

Анализируя ошибки, сделанные в преодолении кризиса 2008-2009 гг., автор проекта предупреждает, что изучение опыта этого кризиса даст инструмент преодоления в его повторном наступлении. Но для этого надо адекватно мониторить ситуацию как в глобальной экономике, так и в экономике в стране. То есть быть начеку...

А Министр экономического развития России Максим Орешкин сообщил, что пока не видит причин для технической рецессии в стране. Таким образом, он опроверг мнение экспертов, которые предположили, что во втором квартале в России может начаться рецессия.

«Что такое рецессия? Рецессия — это устойчивое снижение, видное по большому количеству индикаторов. Пока вряд ли», — отметил он, отвечая на вопросы журналистов. Более того, глава Минэкономразвития предсказал рост экономики в июле, который должен превышать майские показатели. Определяющими же с точки зрения роста ВВП будут результаты третьего квартала. Именно они наиболее явно отражают динамику экономического роста за год, заключил он.

Специалисты, занимающиеся изучением экономики как науки, являются последователями разных экономических школ. Каждая из них определяет рецессию в зависимости от вида и продолжительности цикла развития экономики. Не вдаваясь в научные тонкости, рассмотрим общие предпосылки, которые ведут экономику к этому состоянию.

Причины рецессии: тотальная зависимость экономики государства от сырьевых ресурсов (как правило, от добычи и продажи нефти и газа и, соответственно, от цен на них). В качестве примера можно привести рецессию 2010 года в России, когда рухнул мировой курс нефтедоллара (резко упала цена на углеводороды); снижение зарубежных инвестиций в экономику вследствие политических или экономических причин; общемировые экономические кризисы; форс-мажорные обстоятельства (природные катаклизмы, гражданские или межгосударственные военные конфликты).

Признаки экономической рецессии

Как уже отмечалось раньше, основной признак надвигающейся рецессии – это отсутствие роста ВВП (или даже снижение его уровня). Что при этом происходит в экономике: сокращается производство → уменьшается количество рабочих мест → повышается уровень безработицы (что это?); растут цены на товары → ухудшается покупательная способность населения → снижается уровень жизни; уменьшается заработная плата → происходит отток высококвалифицированных кадров за рубеж; растет инфляция → обесценивается национальная валюта по отношению к валютам других стран (т. е. происходит девальвация) → ужесточаются требования кредитования → уменьшаются инвестиции в бизнес, науку, промышленность; уменьшается активность рынка → обесцениваются акции и др. ценные бумаги; увеличивается внешняя задолженность государства.

А теперь факты: Накануне президент РФ Владимир Путин, выступая на прямой линии, заявил, что за последние несколько лет доходы россиян действительно упали из-за кризиса на рынке традиционных для России товаров — нефти, газа, металлургии и химической промышленности. В России еще не сформирована экономическая модель, которая бы позволила прийти к темпам роста на уровне 3% и более.

В ближайшее время Министерство экономического развития (МЭР) планирует предложить правительству проект по стимулированию качественной миграции. В связи с дефицитом рабочей силы нужно постепенно отказываться от трудоемких этапов производства с небольшой добавленной стоимостью, выстраивая цепочки добавленной стоимости с другими странами, уверен министр. Ранее в мае Минэкономразвития сообщило, что в августе цены на продукты снизятся из-за урожая. В ведомстве считают, что ожидаемый урожай нивелирует повышение НДС и приведет к дефляции в 0,1%.

Глава Счётной палаты Алексей Кудрин прокомментировал вероятность наступления экономического кризиса в России. «Я экономического кризиса всё-таки не жду. Обсуждается возможность, что в каком-то квартале экономический рост станет меньше нуля, то есть войдёт на один или два квартала в рецессию, но я предполагаю, что, скорее всего, не будет такого, хотя риски есть. Но мой прогноз, что, скорее всего, мы будем в положительной зоне», — цитирует его РИА Новости. Соответствующее заявление он сделал во время общения с журналистам в кулуарах ПМЭФ.

Основными рисками для финансовой стабильности России являются замедление мирового роста и высокая долговая нагрузка населения на фоне падения доходов. Об этом говорится в отчете, подготовленном Центробанком. В последние годы устойчивость российской экономики к внешним вызовам повысилась, отмечается в документе. Причиной стало улучшение фундаментальных макропоказателей — снижение инфляции, переход к профициту бюджета, увеличение положительного сальдо текущего счета платежного баланса, уменьшение внешнего долга, увеличение международных резервов. Однако геополитические риски из-за возможного ужесточения санкций по-прежнему присутствуют, передает ТАСС.

В I квартале 2019 года выросла неопределенность относительно перспектив роста мировой экономики, отметили в ЦБ. МВФ и национальные регуляторы значительно пересмотрели свои прогнозы в сторону ухудшения. Среди причин таких настроений — торговая война США с Китаем и ситуация вокруг Brexit. Всё это может стать причиной накопления в финансовой системе уязвимостей, роста долговой нагрузки и формирования рыночных пузырей, отметили авторы отчета.

Еще один риск — внутрироссийские проблемы экономики. Например, в I квартале 2019 года продолжилось сокращение реальных располагаемых доходов населения (на 2,3% в годовом выражении). Такая ситуация может ухудшить качество потребительских кредитов и привести к росту неплатежей по ним. 27 мая глава Счетной палаты Алексей Кудрин заявил, что рост ВВП России в 2019 году составит 1%. По его словам, он давал такой прогноз еще в конце 2018 года при утверждении бюджета. Официальная цель по этому показателю составляла 1,3%.

Резюмируем: Господа, откройте глаза!

Новость №53
14 July

В 2020 году мир столкнется с экономическими потрясениями, которые в американском инвестбанке JPMorganChase назвали "суперкризис". На чем основывается столь мрачный прогноз и какова вероятность, что он сбудется, — читайте в этом материале.

Предварим информацию о ближайшем будущем выводами из проекта Б.Г. Румянцева. Вот они: кризис – это явление циклическое (с последнего глобального кризиса, случившегося в 2008-2009 гг., прошло 10 лет), лаг составляет как раз 10 лет. Кризис, как правило, начинается в самой мощной экономике мира – США; кризис распространяется на все экономики мира, становясь глобальным; руководство стран, борясь с негативными явлениями, все чаще повторяют прошлые ошибки, недооценивая первые признаки наступления кризиса. Но вот новый постулат: ожидаемый кризис грозит социальными потрясениями всем… Пора прислушаться к прогнозам аналитиков…

"Юбилейные" подсчеты

Десять лет назад (в 2008 г.) крах крупнейшего инвестбанка мира Lehman Brothers спровоцировал мировой финансовый кризис, вылившийся в многолетнюю рецессию. С тех пор финансисты строят различные модели, пытаясь спрогнозировать сроки и оценить масштаб следующего глобального краха, а также определить цикличность повторения таких событий в экономике.

Как рассчитали в JPMorgan Chase, опираясь на собственную модель, коллапса следует ожидать уже в 2020 году. Учитывались такие показатели, как продолжительность экономического роста и последующего спада, соотношение собственных и заемных средств у крупнейших компаний, стоимость активов, а также уровни дерегулирования и финансовых инноваций. Аналитики банка напоминают, что во время глобального кризиса 2007–2008 годов фондовый индекс S&P 500 упал на 54% от пиковых значений. Грядущий обвал фондового рынка, как предполагается, будет не столь масштабным, поскольку стоимость активов в развивающихся странах сейчас гораздо ниже, чем в 2008 году.

Пассивные инвесторы и кризис ликвидности

Как объясняет инвестиционный стратег JP Morgan Chase Марко Коланович, сбои на фондовом рынке возникнут из-за обилия индексных, биржевых и других пассивно управляемых фондов, а также компьютеризированных торговых стратегий. Поскольку активных инвесторов не хватает, даже сильно подешевевшие активы будет некому покупать. В JPMorgan указывают, что ликвидность на фондовом рынке США остается примерно на две трети ниже докризисного уровня. На рынках с фиксированным доходом ликвидность ухудшилась, потому что банки играют меньшую роль в качестве маркет-мейкеров. "Рыночные события, начавшиеся в 2008 году, привели к серьезному нарушению ликвидности, что может стать ключевой особенностью следующего кризиса", — уточняют аналитики банка. Снижение рыночной ликвидности наряду с ростом пассивных инвестиций ослабляет способность рынка предотвращать крупные просадки в случае увеличения волатильности, отмечают авторы доклада финансового холдинга.

К рискам аналитики относят и изменение структуры рынка ипотечных кредитов в США: доля небанковских ипотечных кредитов выросла до 80% рынка (до кризиса на них приходилось менее 20%). Небанковские кредиторы обычно менее капитализированы, чем банки, а кроме того, нет четкого механизма для определения того, кто может взять на себя роль обслуживания небанковских услуг, если такие кредиторы выйдут из бизнеса.

Рост процентных ставок и торговые войны

Как скоро ждать "начала конца"? Как рассказал Коланович в интервью американскому телеканалу CNBC, вероятность кризиса во второй половине 2019 года оценивается как достаточно низкая. Во многом динамика его развития будет определяться, в частности, скоростью повышения процентных ставок ФРС США. Что же касается торговой войны с Китаем, она может, как приблизить, так и отсрочить кризис, считает аналитик.

О том, что рост процентных ставок в США способен стать триггером нового кризиса, ранее указывали и в Bank of America Merrill Lynch. Весь 2018 год инвесторы продают бумаги формирующихся рынков. Причина — рост процентных ставок ФРС, способствующий укреплению доллара. Нынешняя ситуация, по мнению аналитиков банка, очень напоминает ту, что сложилась два десятилетия назад, когда инвесторы массово выходили из рискованных долговых обязательств развивающихся экономик.

Протекционистскую политику Вашингтона в Bank of America рассматривают как еще одну значимую угрозу мировой экономической стабильности. Торговые войны наносят колоссальный урон международной торговле, сказываясь на ценах и доступности продукции в цепочках поставок, что больно бьет по глобальной экономике. Как отмечают исследователи, торговые войны подрывают ключевые основы продовольственной безопасности — наличие, доступ, использование и стабильность поставок. "Ограничения в итоге выльются в повышение цен для потребителей и затруднят доступ на рынки для производителей в развивающихся странах, что окажет на продовольственную безопасность дополнительное давление", — констатируют в IFPRI.

Наконец, известный американский экономист и инвестбанкир Джеймс Рикардс отмечает и то, что нынешний стремительный подъем экономики США и европейских стран может обернуться грандиозным биржевым крахом, подобным тому, что произошел в 1929 году, и тогда длительная рецессия во всем мире неизбежна.

Социальные потрясения

Особо в JPMorgan Chase предупреждают, что в отличие от кризиса десятилетней давности последствием нового станут масштабные социальные волнения, в частности в США. Такого не было уже полвека — с 1968 года. По мнению Колановича, этому напрямую поспособствует интернет и социальные медиа, где формируются различные группы, а политические события, такие как выборы в США и Brexit, лишь подольют масла в огонь. Аналитики отмечают, что если центральные банки сумеют предотвратить резкое снижение стоимости активов, то, вероятно, ситуация будет не столь драматичной.

Резюмируем: Если и сейчас люди, принимающие решения, проигнорируют выводы аналитиков и ничего не предпримут, - впереди депрессия, беспорядки и другие "намного более разрушительные изменения".

Новость №52
13 July

17 марта 2014 года ЕС и США приняли первые решения о введении антироссийских санкций. Идея борцов за демократию была хороша. И в данном случае санкции стали, скорее, инструментом грязной конкуренции. Также как и торговые войны США с Китаем. Если бы инициаторы глубже погрузились в сегодняшний день экономик мира, то они увидели бы, что эти меры только провоцируют развитие негативных тенденций, свидетельствующих о приближении спада. А далее? Только кризис. Читайте проект Б.Г. Румянцева, и вы сами убедитесь в правильности этого постулата.

Но вернемся к «нашим баранам», то есть к началу этого детектива: Антироссийские санкции были введены после эскалации конфликта на юго-востоке Украины и проведения референдума о статусе Крыма. Первоначально США и Евросоюз ввели персональные санкции против ряда политиков, запретив им въезд на свою территорию и заявив о замораживании их финансовых средств (если таковые обнаружатся) в западных банках. Постепенно список этих лиц, а также виды санкций и количество стран к ним присоединившихся, расширились. Россия ответила собственными продовольственными контрсанкциями.

Можно говорить, что негативные последствия ограничений почувствовали на себе все — и те, кто их ввел, и те, против кого они направлены. «Мы часто повторяем уже как мантру, что пресловутые санкции на нас не очень-то и влияют. Влияют. И прежде всего угрозу я вижу в ограничении передачи технологий, — констатировал Владимир Путин в октябре 2017 года в ходе форума «Россия зовет». — Это, кстати говоря, наносит ущерб не только российской экономике, а мировой экономике в целом, потому что российская экономика, безусловно, является важным сектором и общемировой экономики».

При этом эксперты отмечают и положительный эффект от санкций для целого ряда отраслей экономики.

Персональные санкции

Первоначально в санкционный список ЕС входил 21 человек, США — 7. Но постоянно списки расширялись. «Экономический и политический эффект от персональных санкций ничтожен. Конечно, некоторые могут опасаться попасть в такую ситуацию, особенно если через зарубежные активы связывают свое будущее и будущее своих детей с Европой или США. Но это личные истории, в масштабах страны эффект незаметен», — считает вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. «Отдельные чиновники и коммерсанты могут превратить свое попадание в такие списки в иммунитет, дополнительный аппаратный вес и возможности. Раз он пострадал за национальный интерес, то и трогать его теперь нельзя, наоборот, надо помочь», — продолжает Макаркин. Кроме того, санкции способствуют консолидации и «национализации» элиты, которая теперь все больше связывает себя со страной, в том числе материально.

Финансовые санкции

Главная проблема — запрет на кредитование российских банков и компаний в западных банках. Это резко сократило доступ российского бизнеса к «дешевым» деньгам. В европейских и американских банках было выгодно перекредитовываться, не отвлекая на выплату процентов по старым кредитам основные средства. В результате, компании могли инвестировать их в развитие. Эксперты Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН в 2015 году подсчитали, что «российская экономика вынуждена восполнить $160−200 млрд выпадающих заемных ресурсов». То есть, эти деньги нужно либо искать в азиатских банках, что невозможно сделать быстро, либо брать из собственных оборотных средств. В итоге, деньги, которые можно было бы направить на развитие бизнеса, часто уходят на выплату процентов по старым кредитам. В то же время, запрет кредитовать российские компании сказался и на европейских банкирах. Эксперты ИНП РАН прогнозировали «ежегодные потери европейских институтов в $8−10 млрд» — речь о не полученных процентах по не выданным кредитам. Российский бизнес начал искать альтернативные пути и выходить на азиатские финансовые рынки, чего раньше зачастую не делали просто из-за привычки брать деньги в «удобных» западных источниках. Российские компании доказали, что могут найти стратегических инвесторов не только в США и Европе. Показательный пример — продажа 19,5% акций «Роснефти». Многие аналитики до последнего сомневались, что в условиях, когда западным инвесторам запрещено вкладываться в акции «Роснефти», она вообще найдет инвестора. Но акции купили международный консорциум Glencore и суверенный фонд Катара. Еще один положительны момент: в ответ на попытки ограничить расчеты ряда банков в системах Visa и MasterCard, в России была успешно запущенна национальная платежная системы «Мир».

Ограничения на экспорт оборудования и технологий

США, ЕС и ряд других стран запретили поставки в Россию товаров военного и двойного назначения. Было запрещено любое сотрудничество своих компаний с предприятиями российского ОПК, поставки оборудования, необходимого для разработки нефтяных и газовых месторождений на арктическом шельфе и в сланцевых пластах (буровых платформ, оборудования для горизонтального бурения, насосов высокого давления и т.д.). Вице-премьер Дмитрий Рогозин сообщал, что Россия не может завершить строительство ряда кораблей для нужд Военно-морского флота в связи с приостановкой поставок украинских газотурбинных агрегатов. Общеизвестно, что украинскими двигателями сегодня были оснащены фрегаты проектов 11356 (серия для Черноморского флота) и 22350 (новейший фрегат «Адмирал Горшков») для ВМФ России. Строительство ряда кораблей пришлось приостановить. Это же касается еще некоторых видом военной техники.

Но оборонной промышленности зависимость от импортных технологий несоизмеримо меньше, чем в энергетике. Именно на энергетический сектор санкции будут иметь наиболее долгосрочное и болезненное влияние, отмечают эксперты ИНП РАН. По их расчетам, снижение темпов разработки новых месторождений, при самом негативном сценарии приведет к тому, что «к 2030 г. объем добываемой нефти может сократиться на 15%». Между тем, от эмбарго на поставку оборудования сильно страдает и западная экономика. «Если мы посмотрим на бурение нефтяных скважин и сотрудничество в этой сфере, то там из-за санкций остаются непроданными машины и оборудование на сумму в несколько миллиардов евро», - отмечал в интервью Postimees заместитель генерального секретаря Еврокомиссии Хенрик Хололей. Кроме того, если производство нефти в России действительно снизится, это подтолкнет вверх цены и «при текущих объемах потребления нефти и газа в ЕС этот фактор может привести к дополнительным потерям $3 млрд. в год», - отмечалось в работе экспертов ИНП РАН.

Проблем с импортными, и, прежде всего, украинскими комплектующими резко ускорили реализацию программы импортозамещения в военной сфере. По словам Дмитрия Рогозина, в рамках этой программы в России разворачивается производство по 186 позициям, которые ранее производились на Украине. По данным Минобороны РФ, уже к концу 2016 года предприятия ОПК России на 70−80% выполнили план по «украинскому» импортозамещению, а 100% этот показатель достигнет в 2018 году.

В первое время контрсанкции способствовали росту инфляции на продовольственные товары. В результате это стало одним из факторов того, что впервые за многие годы в 2014 году в стране была зафиксирована двузначная инфляция - 11,4%, а в 2015 году она составила 12.9%.

Резюмируем: Основной негативный эффект российские санкции имели для европейских сельхозпроизводителей. Только в 2015 году экспорт продовольственных товаров из стран ЕС в Россию сократился на 29%, европейские производители недополучили 2,2 млдр евро прибыли, под угрозой оказались 130 тысяч рабочих мест. «Положительный эффект (от введения контрсанкций. – Прим. ТАСС), конечно, есть, - рассказАЛ Андрей Даниленко, руководитель комитета по агропромышленной политике объединения «Деловой России». - Есть детали, нюансы, но в целом импортозамещение сработало».

Новость №51
12 July

В проекте Б.Г. Румянцева подчеркивается, что возникновение кризиса есть объективная закономерность. Лаг – 10 лет. После последнего кризиса 2008-2009 гг., который описывается в проекте прошло 10 лет. Сегодня анализируют обстановку самые известные эксперты: советуем ознакомиться и сделать выводы…

Нуриэль Рубини – один из самых авторитетных американских экспертов в мире глобальных финансов:

Сохраняются потенциальные риски, способные спровоцировать глобальную рецессию в 2020 году. Многие из этих рисков связаны с США. Торговые войны с Китаем и другими странами, а также ограничения миграции, прямых иностранных инвестиций и трансфера технологий могут очень глубоко повлиять на мировые производственные цепочки, повысив угрозу стагфляции (замедление темпов роста экономики на фоне увеличения инфляции). Риск замедления темпов роста экономики в США сейчас обострился ввиду выдыхающихся стимулов налоговых законов, принятых в 2017 году. Существуют дополнительные риски, связанные с расцветом новых форм заимствований, в том числе во многих развивающихся странах. Способность центральных банков выступать в качестве кредиторов последней инстанции становится все более ограниченной, поэтому неликвидные финансовые рынки оказываются уязвимы перед угрозой резких спадов и прочих сбоев.

«Шаткий рост экономики в отягощенном долгами Китае» и некоторых других развивающихся странах, а также экономические, политические, финансовые и политические риски в Европе. Хуже того, в развитых странах арсенал мер реагирования на кризис остается весьма ограниченным. Грядет серьезный экономический кризис

Александр Виноградов - обозреватель «БИЗНЕС Online»:

Фундаментальные тренды, определяющие мировую экономическую ситуацию. Это, во-первых, продолжающееся сокращение денежного предложения со стороны ФРС США. Рост ставок становится маловероятным (тогда вероятность повышения в марте оценивалась рынком в 0,5%, а в июне в 17%), но никуда не девается сокращение баланса ФРС за счет отказа от реинвестирования погашаемых MBS (облигаций, обеспеченных ипотекой). К примеру, вопрос повышения ставок за это время свернулся уже с концами, рынок, наоборот, со 100% вероятностью (!) ожидает понижения ставок уже на ближайшем заседании правления ФРС, которое будет в конце июля — а оно будет «проходным», «фиксационным». Кроме того, под сворачивание пошла и программа сокращения баланса ФРС: так, по итогам мая баланс был снижен на $42 млрд вместо протокольных $50 млрд, а в целом примерно к октябрю эту программу предполагается свернуть окончательно. В этом случае баланс со своих пиков окажется сниженным примерно на 20%, оставаясь, таким образом, вчетверо большим, нежели тот, что имел место до острого кризиса 2008 года.

Текущая ситуация начинает напоминать таковую образца 2007 года. Запад, так и не преодолев всех последствий Великой Рецессии (уже более-менее официальное и устоявшееся название периода кризиса 2008–2010 годов и последующего периода) ждет очередного раунда циклического экономического кризиса. При этом о преодолении последствий никак нельзя говорить в силу хотя бы того, что баланс ФРС вчетверо выше докризисных пиков, Европа махнула рукой на уровни задолженности своих стран (и, заодно, на Маастрихтские соглашения, которые требуют поддержания долгов и дефицитов на низких уровнях) и переживает набег евроскептиков, а Япония вовсю занимается монетизацией госдолга, выросшего до неприличных размеров.

Владислав Иноземцев - экономист и социолог:

Ожидания инвесторов совпадают с перепроизводством, поэтому кризис неизбежен. Нынешний цикл стабильности немного затянулся из-за того, что после 2008 года финансовые власти всех стран мира сильнее вмешивались в экономику, чем это делалось раньше. "Дополнительная денежная ликвидность, влитая в экономику, изменила цикл, сделала рост более продолжительным. Но у меня нет надежд на то, что это вообще уничтожило саму идею цикличности. Поэтому мой прогноз: кризис будет. Я предполагаю, что даже достаточно скоро - между концом 2019-го и 2020-м годом".

Уже сейчас подъем идет приблизительно на 15 месяцев больше, чем любой предшествующий за последние 40 лет. Таким образом, к концу 2020 года увеличение может составить больше трех лет. "Поэтому мы идем к этому кризису. Каким он будет? Этого сейчас никто не скажет. Думаю, триггером кризиса будет что-то новое – не то, что в последние несколько циклов. Это вряд ли будет пузырь на рынке недвижимости, которого сейчас в Северной Америке и Европе нет. Это вряд ли будет пузырь на рынке высоких технологий, который был в 2000 году".

Аранча Гонсалес (Arancha González) — исполнительный директор Центра международной торговли (International Trade Centre), совместного агентства Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) и Всемирной торговой организации (ВТО):

Когда инвестиционный банк Lehman Brothers объявил о банкротстве в сентябре 2008 года, став жертвой ипотечного кризиса в США, кризис быстро распространился на крупнейшие финансовые институты Америки и Европы. Банки перестали выдавать деньги друг другу. Проценты по кредитам стремительно выросли, банки перестали выдавать кредиты малому бизнесу, торговое финансирование практически полностью прекратилось. Мировая экономика начала задыхаться.

В течение 12 месяцев с апреля 2008 года объемы глобальной торговли, промышленного производства и стоимость ценных бумаг на рынках падали быстрее, чем в первый год Великой депрессии 1930-х годов.

Так почему ситуация после кризиса 2008 года оказалась иной?

Во-первых, в распоряжении правительств был арсенал более совершенных инструментов. Они смогли простимулировать свои экономики, увеличив расходы и уменьшив процентные ставки. Их предшественники в 1930-х годах, находившиеся в плену у ошибочных идей касательно сбалансированного бюджета и золотого стандарта, прибегли к ограничениям импорта, что привело к коллективной катастрофе.

Другой существенный фактор, повлиявший на эффективность реакции правительств на кризис 2008-2009 годов, — это международное сотрудничество. В ноябре 2008 года страны Большой двадцатки пообещали обеспечить налогово-бюджетное стимулирование и воздержаться от протекционистских мер. Это стало гарантией того, что своей политикой страны Большой двадцатки будут подкреплять, а не ослаблять позиции друг друга. Посредством Всемирной торговой организации правительства следили за ограничениями на торговлю и инвестиции друг друга и работали над тем, чтобы справиться с дефицитом торгового финансирования. В конечном счете правительства все же ввели некоторые протекционистские меры, но в целом рынки остались открытыми.

В основе такой коллективной реакции лежал принцип взаимного учета интересов сторон. Федеральный резерв выделил триллионы долларов иностранным и американским банкам — как напрямую, так и через своп линии с центробанками в Европе и Японии, потому что он понимал, что стабильность в других странах позволит поддержать стабильность внутри США. Сосредоточенность на принципе взаимной выгоды позволила правительствам перевернуть известную характеристику политического курса 1930-х годов, данную покойным экономистом Чарльзом Киндлбергером (Charles Kindleberger). На этот раз правительства учли глобальные общественные интересы и, сделав это, лучше защитили свои собственные национальные интересы. Система сработала.

Продолжающиеся торговые баталии — это продукт антагонистического подхода к глобальным экономическим отношениям. Сейчас слишком многие лидеры пренебрегают международными нормами, называя их несправедливым посягательством на национальный суверенитет. Заявлять о том, что национальное государство может сохранить полный суверенитет перед лицом этих транснациональных вызовов, — это не просто ложь. Это сознательное уменьшение степени защиты против экономических и социальных последствий этих явлений. Национальная стабильность и процветание требуют, чтобы правительства взаимодействовали ради выстраивания жизнеспособной глобальной системы.

Разумеется, многосторонность в эпоху мгновенной связи больше не может оставаться преимущественно межправительственным процессом, коим она была прежде. Современная многосторонность — это коллективный продукт деятельности различных субъектов, взаимодействующих друг с другом через границы самыми разными способами. Это уже происходит.

Резюмируем:

Многостороннее сотрудничество часто высмеивают, называя его проявлением наивного идеализма. На самом деле все наоборот: это проявление холодного расчета в погоне за новыми экономическими перспективами.